Category: литература

Наткнулась вот.

 В четырнадцатом годе, помнится, мне ватка его цитировала и целиком, и частями. 
Сам Иосиф <s>Виссарионович</s> Бродский со своей малохольной родинки съебнул, промежду прочим, при первой возможности. Ажно к пиндосам забег, болезный. И оттудова, с безопасного, так сказать, от советской родинки расстояния, брызгал слюной на хохлов, которые почему-то посмели захотеть того же. Ай-яй-яй! 
Апд. хуй там он знал что-то из Тараса. Ибо Тарас, старый черт, будет актуален до, сцуко, смерти последнего двуногого на этой планетке. И еще немножечко после. 
ПС. Это как же нужно двинуться на "ихнем всем Пушкине", чтобы считать, что хохлы на смертном одре вот не найдут, что прохрипеть, окромя него? 
Собсно, произведение.